bronislavna (bronislavna) wrote,
bronislavna
bronislavna

О лирике в женской судьбе

Отыскала я некоторое время назад в развале на КП нашей редакции книжечку стихов. Открыла – и закрыть не могла. Во первых – привлекло рукописное посвящение:
«Милой «молодогвардейке» Любе Калюжной, девушке южной, - моя любовная лирика, написанная на энергии, накопленной мною благодаря моему аскетическому образу жизни, страстотерпию и секусальному воздержанию, а не наоборот! С пожеланием тебе семейной идиллии и большой энергии для больших дел. Нина Краснова.
Сборник стихов Нины Красновой «Семейная неидиллия» выпущен издательством «ЛАВ» в Москве, 1995 году.

Итак, читаем.

Сборник начинается переживаниями девушки тинейджера:

Девка гулять собиралась,
На звонки к телефону бросалась,
Вертела в руках зеркаличко,
С расстройством смотрела на личико:

- Ну у меня и рожа!
Такая прыщавая кожа.
А у Гальки… у Вальки тожа…
Такая чистая кожа.

Мать становила тесто,
Думала: «Дочка – невеста», -
Ложкою тесто мешала,
Дочку свою утешала:

- Девка с прыщавою кожаю
Похожа на тесту всхожаю.
А девка с чистаю кожаю
Похожа на тесту невсхожаю.

И это кто понимает ,
Девку с прыщавою кожаю
На девку с чистою кожаю
Не поменяет.

Да… Вот такой «Наш ответ Клерасилу». Ухажеры видимо послушались совета матушки, потому, как начали проявляться, заставляя лирическую героиню давать им следующие указания:

Касайся моей трепетательной талии,
Не бойся, не брошу в тебя проклятье.
На талии руки твои и так далее
Хочу ощутить через тонкое платье.

И я не бесстыдная, я не развратная,
Воспитана с детства, мораль уважая,
Но я же не кукла моргучая, ватная,
А девушка я, и при этом живая.

Дальше – больше. Живая девушка видимо разлакомилась личной жизнью…

Я не боюсь, что ты меня разлюбишь.
Разлюбишь, - ну и ладно, Бог с тобою.
Другой найдется, кто меня полюбит.
Меня нельзя мужчинам не любить.

Меня мужчины, я-то знаю, любят,
Мужчины разных вкусов, типов, рангов. –
Такое я прелестное творенье,
Такая я приятная модель.

Я не боюсь, что ты меня разлюбишь.
Не мне тогда – тебе же будет хуже,
Ведь ты другую женщину такую
На конкурсах красавиц не найдешь.

И я себе отлично знаю цену,
Хоть я не продаюсь с аукциона.
И я за сильным полом не гоняюсь
И не держусь за чьи-то за портки.

Я не боюсь, что ты меня разлюбишь
И что меня никто любить не будет.
Разлюбишь ты – другой меня полюбит.
И я его, возможно, полюблю.

Ну, с другим, похоже, не получилось. Несмотря на позитивный аутотренинг. Однако девушка выход все же нашла:

Появился у тебя соперник:
Не Иван Иваныч, не Коперник –
Фаллос из Гонконга, стимулятор,
Малый хоть куда, не симулятор.
Наделен невиданною мощью,
Он готов работать днем и нощью,
Он любить меня всегда готов!
Будет он таким до ста годов.

Непонятно, правда, до чьих – ста. Видимо – девушки. Пластмасса столько не живет))
И еще – по тому же поводу.

К ФОТОЭТЮДУ «ДЕВУШКА С ИМИТАТОРОМ»

Я влюбилась в этот имитатор.
Он главней, чем римский император.

Все хрены поблекли перед ним,
Я любуюсь им теперь одним.

Кто-то пусть вовсю его ругает –
Он меня собою восторгает:
Розовый, резиновый, стоячий,
С бычий хрен размером, не с телячий.

У него к тому ж внутри жужжалка.
С ним не поиграться будет жалко.

Я введу его в свою вагину
И оттуда ни за что не выну,
Ни за что не выгоню, не выну.

Пусть в моей вагине имитатор
Чувствует себя – как император.

Да уж, так вероятно и ходила некоторое время… И потому к любому встречному мужику относилась как к

НАСИЛЬНИКУ

Вспотевший, в пуловере широченном,
Неделикатно поминая мать,
Насильник тряс передо мною членом,
Меня пытаясь уломать.

Он оттеснял меня к потемкам сквера,
Был у него не кол, а член как член,
Стандартной формы, словно бы с конвейера.
Умеренной длины, не до колен.

От зверя в пуловере широченном
Я вырвалась, но прокричала все ж:
«Не потрясай передо мною членом!
Ты им меня и мир не потрясешь!

Далеко, видно, инструменту с конвейера до гонконгских имитаторов… И – дальше, феминистическое:

БУНТ СОВРЕМЕННОЙ ЖЕНЩИНЫ

Не буду с пьянчугой да в брак вступать,
А также в другие связи.
Не буду, не буду с пьянчугой спать,
А то не отмоюсь от грязи.

Не буду, не буду с пьянчугой жить,
Делиться последней крошкой,
Юбку последнюю сторожить.
Не буду с пьянчугой под крышей жить –
Лучше с собакой и кошкой.

Не буду пьянчугу в руках держать,
Песен не петь по году.
Не буду детей от пьянчуги рожать,
Портить свою породу.

А лирический антипод жуткому пьянчуге видимо вот:

Среди лесов, среди тропинок
Живет в Нечерноземье инок.
В коттедже скромном он живет,
И не торта, а хлеб жует
И делится охотно крошками
Со стайкой птичек под окошками,
И не вино, а воду пьет
И песни с птичками поет.
Не в ванне он, а в бане моется,
Одной рязанской музе молится.
И бесполезно женский пол
Трясет пред иноком подол.
Не Ленок разных, не Маринок –
Свою богиню любит инок.

Импотент, наверное. Да и сектант к тому же…
Однако, вскоре лирической героине повезло… (продолжение следует)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 12 comments